Парижский суд по катастрофе SSJ100 станет судьбоносным для российского авиастроения

Катастрофа, произошедшая 5 мая 2019 году поставила под вопрос перспективы широкой эксплуатации пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100…

Катастрофа SSJ100 в Шереметьево

5 мая 2019 года рейс 1492 Москва-Мурманск вылетел в положенное время, но уже через 4 мин экипаж запросил разрешение на возврат в Шереметьево и еще через 27 мин совершил жесткую посадку. От удара начался пожар. Из 78 находящихся на борту выжило только 37, большинство погибло от огня и угарного газа, хотя эвакуация началась быстро.

Уже после изучения первых видео и фотографий возникло много вопросов по шасси – было непонятно, они сломались или вовсе не сработали? Экспертиза показала, что шасси проткнули топливный бак и от этого началось возгорание.

Основными версиями называли попадание молнии в корпус самолета, как неблагоприятный погодный фактор, неправильные действия экипажа и конструкционные ошибки судна. После разбирательства СКР обвинил командира экипажа Дениса Евдокимова в случившейся трагедии и направил дело в суд, который признал его виновным. «Аэрофлот» при этом оказался потерпевшей стороной.

Родственники 15 погибших в катастрофе не приняли такое решение и подали еще один иск в Tribunal Judiciaire de Paris, требуя признать виновными производителей деталей из трех стран – Франции, Германии и США, а также авиакомпанию «Аэрофлот», и возместить моральный и материальный ущерб семьям пострадавших.

Истцы уверены, что причиной аварии стали недоработки в защите авиасудна от попадания молнии и неправильная конструкция шасси, которые должны уходить в сторону или отделяться, не повредив других частей корпуса. Такие выводы подкрепляются не только выводами профессиональных экспертов авиастроения, но и тем, что суперджет не имеет лицензии на полеты во многих странах именно из-за недостатков конструкции летных шасси.

В нашей стране разрешение на полеты выдается Росавиацией. Если выводы экспертов правильны, то Росавиация также должна нести ответственность за гибель людей, а ее компетентность поставлена под вопрос и тщательно проверена.

Жалоб на качество деталей для Super Jet 100 со стороны авиакомпаний, несмотря на недолгий срок эксплуатации этого пассажирского самолета (с 2008 года), накопилось уже немало. Причем начались они задолго до 2019 года. Например, средний показатель суточных налетов SSJ100 значительно меньше, чем у конкурентов, а причиной этого эксплуатанты называют затягивание времени поставки запчастей и меньший срок использования двигателя по сравнению с заявленным производителем.

Самолет, сгоревший в 2019-м, выпущен в Комсомольске-на-Амуре, но большинство деталей заказаны в странах, указанных ответчиками в деле, переданном в Парижский суд. Решение суда будет иметь огромное значение для всех участников производства суперджета и российской авиации в целом. На сегодняшний день предприятием «Гражданские самолеты Сухого» произведено 205 машин, а эксплуатируются из них в мире только 132.

Планы производства под угрозой из-за больших репутационных потерь, возникших после авиакатастрофы – многие страны и компании уже отказались от идеи заказа этой модели. Если же в результате парижского процесса будет признано, что воздушное судно непригодно к эксплуатации и опасно для жизни людей, авиационная отрасль России может оказаться под угрозой срыва планов на самолетостроение.

Спасти ситуацию можно было бы, признав существующие проблемы и исправив недостатки деталей и агрегатов, чтобы получить международную полную лицензию. Кроме этого, проявить должное внимание к горю пострадавших семей и выплатить им компенсацию, что несомненно подняло бы авторитет страны и государственной авиакомпании в глазах граждан.

Пример решения схожей проблемы продемонстрировала компания Boeing, признавшая, что два крушения их бортов 737 MAX (2018 и 2019, Индонезия и Эфиопия), унесшие сотни жизней произошли из-за ошибки софта. У боингов, участвующих в этих событиях была отозвана лицензия на полеты. После выплаты компенсаций пострадавшим и исправления программного обеспечения, компания продолжила свою работу, снова получив международное разрешение на летную деятельность.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *